Поиск

Какой приговор выносят за террористический акт по ст. 205 УК РФ

Комментарий к статье 205 УК РФ

1. Объективная сторона преступления характеризуется следующими альтернативными действиями:

1) совершением взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий;

2) угрозой совершения указанных действий.

Иные действия — оценочное понятие. Под ними следует понимать действия, способные вызвать последствия, аналогичные взрыву и поджогу, например производство массовых отравлений, распространение эпидемий и эпизоотий, блокирование транспортных коммуникаций, вывод из строя объектов жизнеобеспечения.

Под угрозой совершения указанных действий понимается прямое высказывание угрозы совершить террористический акт, подкрепленное совершением действий, свидетельствующих о реальности такого намерения. Угроза должна вызывать у адресата обоснованное опасение ее реализации.

2. Деяние должно устрашать население, создавать опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба или иных тяжких последствий. Устрашая население, лицо стремится добиться возникновения в обществе состояния хаоса, появления у большого числа людей чувства опасности за свою жизнь, здоровье, сохранность имущества и т.п., т.е. разрушения сложившегося в определенном регионе микроклимата.

3. Под опасностью гибели человека понимается возникшая реальная возможность причинения смерти хотя бы одному лицу.

4. Значительный имущественный ущерб должен определяться с учетом стоимости и значимости уничтоженного или поврежденного имущества, материальных ценностей.

5. Иные общественно опасные последствия по степени тяжести должны быть сопоставимы с опасностью гибели человека или причинения значительного имущественного ущерба (например: причинение вреда здоровью человека; затопление больших участков территории, на которых находятся жилые дома, производственные или иные здания и сооружения; авария).

6. Преступление содержит состав реальной опасности. В случае наступления общественно опасных последствий деяние должно квалифицироваться по п. «б» или п. «в» ч. 2 либо по п. «б» ч. 3 ст. 205 соответственно.

7. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью — оказание воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями.

8. Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

9

Причинение при террористическом акте смерти человека по неосторожности квалифицируется по п. «б» ч

2 ст. 205, умышленное лишение жизни влечет ответственность по п. «б» ч. 3 ст. 205, дополнительной квалификации по ст. 105 УК не требуется.

10. Посягательство на объекты использования атомной энергии (атомные суда, атомные станции, космические и летательные аппараты и т.п.) охватывает совершение взрыва, поджога и других действий, имеющих целью выведение их из строя.

11. Под использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ понимается их фактическое применение в процессе совершения террористического акта (например, для производства взрыва).

12. Условия освобождения от уголовной ответственности за подготовку к террористическому акту закреплены в примечании к ст. 205.

Как и кого судили раньше

Статья 205.2 — публичное оправдание терроризма — появилась в Уголовном кодексе РФ еще 12 лет назад по требованию Конвенции совета Европы по предупреждению терроризма. Но еще четыре года назад количество дел, возбужденных по этой статье, не превышало десятка в год.

«Примерно до 2015-2016 года статья применялась крайне редко — несколько дел в год, — говорит юрист международной правозащитной группы «Агора» Дамир Гайнутдинов. — Чаще всего это были дела исламистов. Иногда использовалась в отношении активистов, которых нужно было целенаправленно преследовать, например, Бориса Стомахина или Алексея Кунгурова».

Публицист радикальных взглядов Стомахин был осужден за свои статьи и посты трижды за последние 13 лет. Дважды в списке обвинений оказывалось оправдание терроризма и один раз — покушение на это преступление. Поводом для обвинений были статьи под названиями «Памяти шахидов», «Годовщина цареубийства», «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!».

Ни в одном из случаев Стомахин не признал свою вину. С 2015 года он отбывает семь лет заключения по последнему делу.

Правозащитный центр «Мемориал» не признал Стомахина политзаключенным, отметив, что его тексты «заслуживают серьезного порицания», так как «в них содержатся призывы к насилию». При этом «Мемориал» все же охарактеризовал его преследование как «политически мотивированное».

После 2015 года число приговоров за оправдание терроризма стало исчисляться несколькими десятками в год. В 2015 году по статье 205.2 было вынесено восемь приговоров, в 2016 году — 47, в 2017 — 96, а в первом полугодии 2018 — 50 (более свежих данных пока нет), подсчитала «Агора».

Image caption

Публицист Борис Стомахин в 2014 году перед оглашением приговора по одному из дел

За 12 лет существования статьи она была заметно ужесточена. Выросли сроки заключения (до семи лет), отягчающим обстоятельством стало использование не только СМИ, но и интернета, а с 2017 года под нее стали попадать не только «призывы и оправдание», но и пропаганда терроризма.

Кроме того, с 2016 года все дела о терроризме рассматривают только в окружных военных судах. Заседания по ним проходят без участия присяжных. Дела по статье 205.2 в последнее время ведет преимущественно ФСБ.

Использование цифровой подписи

Оно регламентируется 63-ФЗ. В нормативном акте установлены следующие принципы:

  1. Участники электронного взаимодействия имеют право использовать цифровую подпись по собственному усмотрению. Данное положение действует, если требование о применении конкретного ее вида в определенных целях не устанавливается федеральным законодательством, иными актами или соглашением.
  2. Участники взаимодействия могут использовать любую информационную технологию или техническое средство, позволяющие выполнить предписания 63-ФЗ, по своему усмотрению.

Не допускается признавать цифровую подпись или электронный документ, заверенный ею, не имеющими юридической силы исключительно на основании того, что автограф не создан собственноручно, а с применением средств для автоматического создания либо проверки.

Ст. 205 УК РФ: комментарий

В настоящее время для борьбы с указанными преступлениями принято несколько международных документов. В соответствии с ними, государства утверждают Концепции нацбезопасности. В частности, в России такой нормативный документ ставит терроризм в число прочих внешних и внутренних угроз. О терроризме подробно сказано в ФЗ № 35. Рассматриваемая норма Уголовного кодекса, конкретизируя положения нормативных актов, приводит определение посягательства. Стоит отметить, что все приговоры по ст. 205 УК РФ связаны исключительно с тюремным заключением. При этом в некоторых случаях оно дополняется ограничением свободы.

Объект

Во всех деяниях, приведенных в ст. 205, в качестве него выступает общественная безопасность. Ключевые регламентирующие положения, содержание деятельности, ориентированной на ее обеспечение, устанавливает Закон №390. Основными объектами безопасности считаются:

  1. Личность, ее свободы и права.
  2. Общество с его духовными, материальными ценностями.
  3. Государство с его конституционным строем, территориальной целостностью и суверенитетом.

Дополнительными объектами являются отношения собственности, здоровье, жизнь, нормальная работа структур власти, общественных учреждений, международных организаций и пр.

Структура статьи № 205 Уголовного Кодекса

Полное название такого правого положения в Уголовном Кодексе РФ, как статья 205 УК РФ – «Террористический акт», упрощенно – «терроризм». Здесь раскрывается не только суть понятийного аппарата, но также и устанавливаются меры ответственности за преступления против людей и закона.

Статья состоит из:

  1. Трёх пунктов.
  2. Подпунктов, которыми разбиты второй и третий пункты.
  3. Примечания (в конце).

В юридической и судебно практике пункт часто именуются «частями». В зависимости от того, какой сайт представляет статью УК РФ – террористический акт, могут добавляться еще дополнительно ссылки на законы. При помощи таких законов принимается то или иное новшество в рассматриваемом правовом положении.

Первая часть:

  • раскрывается суть, что считать террористическим актом, а также степени тяжести последствий и мотивы – первый абзац;
  • меры ответственности – второй абзац.

Вторая часть:

  • ссылка на первую часть, но только когда преступление отягчено групповой организацией, смертью пострадавших, тяжкими, значительными ущербами – первый абзац;
  • меры наказаний – второй абзац.

Третья часть:

  • ссылки на первую и вторую части, где совершены те же преступления, но с такими особенностями, как применение ядерного оружия, атомной энергии, ядов, токсичных материалов, химических и биологических веществ, и, при этом, люди погибли – первый абзац;
  • меры ответственности – второй абзац.

В статье указаны лишь диапазоны видов уголовных наказаний. Например, за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание социального терроризма судьи могут взыскать 10 лет тюремного заключения (ч.1 ст.205 УК РФ). Но если такие призывы повлекли страшные события и смерти людей, тогда сроки тюрьмы увеличатся до 20 лет (часть 2 статьи 205). Указанный промежуток сроков наказаний позволяет судебным инстанциям подбирать конкретные виды и сроки лишения свободы преступников. При этом судьи опираются на степени виновности, тяжесть последствий и мотивацию для содеянного. Поэтому однозначного вида и размера наказания не существует, а есть только предел, в рамках которого осуществляется назначение взыскания.

Срок за проповедь

11 июля 2016 года машину 64-летнего имама московской мечети Ярдям Махмуда Велитова остановили по дороге из Подмосковья в столицу сотрудники правоохранительных органов. Как рассказывал позже адвокат Велитова Дагир Хасавов, имам с семьей возвращался в Москву с дачи.

«Люди не представились. До сегодняшнего дня мы не знаем, кто его задержал. Они сказали: вам угрожает опасность со стороны скинхедов», — пересказывал во время слушаний в суде Хасавов диалог своего подзащитного с неизвестными силовиками.

Позже выяснилось, что имам проходит по делу об оправдании терроризма. Поводом для расследования стала проповедь, которую священнослужитель произнес в сентябре 2013 года.

Велитов предложил произнести заупокойную молитву по убитому в Дагестане Абдулле Гаппаеву. Он был застрелен неизвестными вечером 15 сентября 2013 года в дагестанском Кизляре.

Как стало известно в суде, по данным центра «Э», убитый состоял на профилактическом учете как религиозный экстремист, был членом организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (в 2003 году Верховный суд России признал ее террористической и запретил). Также Гаппаев проходил подозреваемым по делу об участии в террористической организации, покушении на насильственный захват власти и экстремизме.

Image caption

Махмуд Велитов попал под суд за то, что упомянул в своей пропроведи погибшего подозреваемого в террористической деятельности

Имам почти дословно повторил одну из новостей о гибели Гаппаева с русскоязычного сайта «Хизб ут-Тахрир». Священнослужитель ни разу не упомянул запрещенную в России организацию, отметил, что убитый был хорошим человеком, и призвал помолиться за него.

Велитов не признал свою вину. «У меня не было злого умысла. Я не был осведомлен, что правоохранительные органы считали Гаппаева террористом или членом запрещенной «Хизб ут-Тахрир», — сказал имам в последнем слове.

Он был приговорен к трем годам колонии общего режима. «Мемориал» признал Велитова политзаключенным. «Вы что в нем исправить хотите? Религиозное восприятие мира его? Это не получится», — риторически спрашивает адвокат Хасавов.

Год назад Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу Велитова. По словам Хасавова, Велитов жалуется на несправедливый приговор, преследование за религиозные убеждения и ограничение свободы слова. Защитник потребовал срочного рассмотрения жалобы в связи с «плачевной ситуацией» со здоровьем Велитова, находящегося в заключении.

Европейская практика

Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович в конце 2018 года выражала обеспокоенность тем, что «злоупотребление антитеррористическим законодательством превращается в одну из самых распространенных угроз свободе выражения мнений, в том числе свободе СМИ в Европе».

Эта проблема, по словам Миятович, характерна не только для России или Турции, но и для стран Западной Европы.

Например, во Франции уголовная статья об оправдании терроризма, отмечала еврокомиссар, применяется в самых различных делах: «От вынесения приговоров убежденным сторонникам ИГИЛ («Исламское государство», запрещено в России. — Би-би-си), призывающим к дальнейшим террористическим атакам, до судебного преследования активиста веганского движения, который был условно осужден на семь месяцев лишения свободы за пост в «Фейсбуке», в котором он радовался гибели торговца мясом в результате террористической атаки».

Последнее обновление статьи об оправдании терроризма, существовавшей во Франции еще с 1881 года, произошло в 2014 году. Максимальное наказание по ней, как и в России, составляет семь лет лишения свободы.

Согласно статистике, приведенной Миятович, после последнего обновления статьи число лиц, осужденных за оправдание терроризма, «растет в геометрической прогрессии»: три человека в 2014 году, 230 — в 2015 году, 306 — в 2016 году.

В Испании в 2015 году ужесточили наказание за «прославление терроризма» с использованием интернета. По данным организации Amnesty International, с 2015-го по 2017 год по этой статье были осуждены 84 человека, в то время как с 2011-го по 2013 год по ней были осуждены только 23 человека.

Британию Миятович отнесла «к многочисленной группе государств, которые приняли или собираются принять меры, криминализирующие выражение определенных мнений в угоду интересам национальной безопасности». Она упомянула законопроект о борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности границ, проходивший в тот момент через британский парламент.

«Законопроект, в частности, предусматривает уголовную ответственность за просмотр онлайн-контента, который может быть полезен террористам, в отсутствие доказательств наличия террористического умысла; данные положения могут воспрепятствовать работе журналистов-расследователей и ученых», — опасалась Миятович.

Документ насторожил представителей британской прессы, но в итоге был одобрен обеими палатами парламента с поправками, делающими журналистов чуть менее уязвимыми для норм закона.

Замена 282-й статьи

До недавнего времени главной «политической» статьей УК РФ была 282-я — о возбуждении ненависти либо вражды. Международная правозащитная организация Amnesty International еще в 2008 году выразила беспокойство в связи с тем, что «судебное преследование по статье 282 использовалось для подавления мирного осуществления права на свободу выражения».

Из-за размытости формулировок и широкого применения о 282-й статье говорили как об инструменте, который помогает возбуждать дела против активистов. Также она известна как «экстремистская статья» и ассоциируется в российском сегменте интернета с выражениями «срок за репост» или «посадка за репост».

В прошлом году депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов во время «прямой линии» пожаловался президенту России Владимиру Путину на чрезмерное применение 282-й статьи. Президент согласился с Шаргуновым. Он сказал, что нельзя «собрать все книги да и сжечь», цитируя «Горе от ума».

В конце декабря 2018 года Путин подписал одобренный обеими палатами парламента президентский законопроект, который частично декриминализировал 282-ю статью.

«Экстремизм и оправдание или призывы к террористической деятельности — это одно и то же, — рассуждает Кунгуров, отбывший наказание по статье 205.2. — Но их разделили специально: 282-я была «ментовская», а 205.2 — «фээсбэшная». Чтобы у каждого ведомства была своя собственная статья, по которой они возбуждают или ведут дела — и могут по желанию «прессовать» неугодных».

После частичной декриминализации 282-й статьи, «оправдание терроризма» имеет все шансы стать одним из основных инструментов для политических репрессий, «и, соответственно, проводником их будет ФСБ», говорит Гайнутдинов из «Агоры».

Отягчающие обстоятельства

На большую общественную опасность деяния, содержащегося в статье 205 УК РФ, указывают такие признаки, как совершение его предварительно сговорившимися людьми или организованной группой, также наступление в результате его смерти человека (без умысла) или значительного имущественного урона либо иных тяжких последствий (к примеру, срыв важных политических мероприятий, парализация объектов жизнеобеспечения населенных пунктов). Именно эти положения содержит ч. 2 ст. 205 УК РФ. Комментарий называет подобные составы квалифицированными.

Ко второй группе отягчающих обстоятельств, содержащихся в части 3 рассматриваемой статьи, относится, во-первых, сопряжение этих действий с посягательством на объекты атомной энергетики, а равно использование радиоактивных и иных опасных веществ в процессе осуществления преступного замысла, во-вторых, умышленное причинение в результате террористического акта смерти человеку. Подобные составы являются особо квалифицированными.

За пост в «Живом журнале»

Обвиняемые по статье 205.2 УК РФ в предварительном заключении содержатся в особых условиях, вспоминает блогер Алексей Кунгуров, который отсидел два года по этой статье.

«В СИЗО сейчас спецблоки для этих террористов, экстремистов. Я вот когда по пересылкам катался, в этих спецблоках квартировал, где только такой контингент. И в самые суровые места их запихивают. В колониях то же самое», — вспоминает Кунгуров.

Время, проведенное в СИЗО, тем не менее, показалось ему «лучшей частью срока», поскольку позже в колонии-поселении и колонии общего режима он большую часть времени просидел в штрафных изоляторах.

Кунгуров говорит, что это было связано не столько со статьей, по которой он сидел, сколько с его репутацией заключенного, который может предать огласке информацию о нарушениях в местах заключения.

Кунгурова задержали 4 марта 2016 года. Уголовное дело против блогера возбудили за пост в «Живом журнале» под заголовком «Кого бомбят путинские соколы», опубликованный в октябре 2015 года. Он был посвящен тому, что представляет собой «Исламское государство» (организация признана террористической, ее деятельность запрещена на территории РФ), против которого Россия тогда начала военную операцию в Сирии.

Кунгуров не признал своей вины. В частности, он говорит, что «формально» не писал тот пост. По его словам, следствие утверждало, что он разместил запись, находясь у себя дома. Кунгуров же утверждает, что был в это время отпуске в Краснодарском крае. А пост был компиляцией из неопубликованной книги Кунгурова, которую по его просьбе разместил товарищ, занимавшийся продвижением блога. Но Приволжский окружной военный суд не поверил его доводам.

Блогер считает, что «никаких способов соскочить с этой статьи нет», так как исход дела зависит от экспертизы, которую заказывает ФСБ. «Мемориал» признал Кунгурова политзаключенным.

После освобождения Кунгуров высказывал желание покинуть Россию. Сейчас он, по собственному выражению, находится «в подполье». Он объясняет это тем, что против него «пытаются сшить два-три дела». В разговоре через Skype Кунгуров не сказал, где живет, ограничившись словами о том, что находится «в Евразии».

  • Путин решил смягчить 282-ю «экстремистскую» статью УК
  • Не сажать за репосты. Госдума смягчает «экстремистскую» статью УК
  • Чубайс, восстание, экстремизм: жизнь и уголовные дела полковника Квачкова

Комментарии к статье 205.5 УК РФ

Признаки объекта данного преступления идентичны признакам объекта организации террористического сообщества (см. комментарий к ст. 205.4 УК РФ).

Объективная сторона преступления характеризуется активными действиями по организации или участию в организации, которая признана террористической в соответствии с законодательством Российской Федерации. Состав преступления формальный; оно окончено с момента выполнения виновным предусмотренных в ст. 205.5 УК РФ действий независимо от того, какие последствия может повлечь за собой функционирование организации.

Под организацией деятельности террористической организации следует понимать действия организационного характера, направленные на продолжение или возобновление ее противоправной деятельности. Таковыми следует считать: учреждение средства массовой информации; пользование государственными и муниципальными средствами массовой информации; организацию и проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий, пикетирования и иных массовых акций или публичных мероприятий; участие в выборах и референдумах; использование банковских вкладов и т.д.

Участие в деятельности такой организации состоит в выполнении конкретных действий, направленных на достижение целей организации, в том числе пропаганде деятельности запрещенной организации, взносе или собирании членских взносов и пожертвований, участии в проводимых организацией акциях, создании или распространении материалов террористического характера, осуществлении издательской деятельности и т.д.

При совершении организатором (руководителем) или участником террористической организации конкретного преступления его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 205.5 УК РФ и соответствующей статьей УК РФ.

С субъективной стороны анализируемое преступление характеризуется виной в форме умысла. Умыслом организаторов и участников должны охватываться все обстоятельства совершения преступления, в том числе и террористический характер осуществляемой деятельности.

Субъект организации деятельности террористической организации общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, причастное к деятельности этой организации.

Примечанием к ст. 205.5 УК РФ установлена специальная поощрительная норма, согласно которой лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Не может признаваться добровольным прекращение участия в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической, в момент или после задержания лица либо в момент или после начала производства в отношении его и заведомо для него следственных либо иных процессуальных действий.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий